Разное

Восхитительный Андрей Ланд

Актер театра и кино, певец, инструменталист, журналист, политолог. Родился 25 июня 1986 года. В четыре года начал играть на фортепиано.

В 1998 году закончил с отличием школу искусств N7 г. Ульяновска по классу фортепиано. В том же году — лауреат Всероссийского конкурса юных пианистов. Примерно тогда же начал самостоятельно учиться игре на гитаре.
В 1999 году вместе с семьей переехал в г. Саратов.
В 2008 году закончил с отличием Саратовский государственный университет им. Н. Чернышевского, специальность «Политология». В том же году переехал в Москву
С 2005 по 2008 работал журналистом, копирайтером, pr-консультантом, в том числе — на региональных избирательных кампаниях (Саратов и Саратовская область, Самара, Ульяновская область).

С 2006 по настоящее время — активная концертная деятельность в качестве гитариста, а затем — певца. География: Москва, Санкт-Петербург, Саратов, Самара, Пермь, Тюменская область, Волгоградская область, Украина, Беларусь, Германия, Польша, Израиль. На сегодняшний день — лауреат всероссийских и международных вокальных конкурсов, солист групп «Аттракцион Воронова», «Parafraz» и других музыкальных проектов. Всю сознательную жизнь я связан с музыкой. Был и буду. И еще года три-четыре назад, когда меня спрашивали, кто я, с уверенностью отвечал –  «Музыкант!» Но жизнь – штука динамичная. И часто бывает так, что даже самые, казалось бы, постоянные и стабильные вещи, взгляды, убеждения вдруг изменяются самым неожиданным образом.
Нынешний этап таков, что музыка отошла прочно на второй план по количеству трудовых и временных затрат, но менее любимым делом быть не перестала. Был и продолжаю оставаться солистом легендарного коллектива «Аттракцион Воронова».

Группа совершенно уникальна и своей историей (дата рождения команды затерялась где-то в середине 80-х) и составом (костяк «Аттракциона» -  трое великолепных музыкантов-универсалов, блестяще сыгранных между собой, играющих в случае необходимости в любых стилях и жанрах с неизменным  мастерством, артистизмом и сумасшедшим драйвом) и человеческим фактором (более простых в общении, добрых и отзывчивых людей, чуждых любой «звездности» и снобизма я не встречал). Четыре года я имею честь быть одним из вокалистов этого проекта. Опыт и навыки, которые я приобрел за это время, сложно переоценить – байк-фесты, рестораны, клубы, концертные залы, импровизированные сцены посреди пляжа – чего только не было. Стадионы, где надо прокачать многотысячную толпу, или малюсенькие кабачки, где можно играть не громче фоновой музыки, чтоб не распугать отдыхающих клиентов. И при этом – очень часто работаем почти без саундчека просто потому, что долго и шумно настраиваться в зале ресторана, где полно гостей – дурной тон для нас… Как нам удается при этом с первых аккордов звучать качественно, плотно, слаженно и в нужной для конкретных обстоятельств динамике – секрет нашей профессиональной кухни.

Помимо «Аттракциона…» сотрудничаю и с другими музыкальными проектами – джазовыми, рок-н-ролльными  - открыт любым творческим предложениям, короче говоря. Изредка, от случая к случаю, пишу собственную музыку – надеюсь, что когда-нибудь дойдет дело и до записи полноценного авторского альбома. Доживем – увидим.  Какое-то время давал частные уроки вокала, однако сейчас не осталось на это ни времени, ни сил – театр съедает все.

Первые поползновения в сторону актерской профессии были еще классе во втором… Потом длинный перерыв, и вот уже в 10 классе Лицея Гуманитарных Наук г. Саратова открывается театральная студия… За два года мы поставили три спектакля – водевиль «Беда от нежного сердца» по Сологубу, «Мышеловка» А. Кристи и «Валентин и Валентина» М. Рощина. Уже тогда роли доставались исключительно характерные. Репетировали с невероятным удовольствием, и первые робкие мысли «А может быть…» возникали уже тогда. Но веры в себя не хватало, да и мысль о запредельно далекой, огромной Москве казалась дикой. Таким образом, на актерской карьере был поставлен крест. Ну, в смысле, я тогда так думал. Потом пулей пролетела университетская пятилетка, потом был переезд в столицу и уже спустя два года жизни в Москве мама вдруг кидает мне ссылку в Сети, где сказано, что Заслуженный артист РФ Борис Токарев набирает актерскую мастерскую в некоем коммерческом вузе… И мама сказала: «Сходи. Ну что тебе стоит». И я пошел. И экзаменатор сказал: «Вам НУЖНО учиться». Увы, сам по себе вуз оказался абсолютно шарашкиной конторой, созданной для торговли дипломами… (И учиться туда принимали всех подряд, и программа обучения не соблюдалась, и условий для обучения театральному делу по сути не было…

И мы это быстро поняли. И Борис Васильевич Токарев это понял… И к Новому году стало очевидно, что оттуда надо делать ноги. Чем скорее, тем лучше. Но полгода учебы у Бориса Васильевича и его супруги Людмилы Михайловны Гладунко (спасибо им огромное и низкий поклон!) сделали свое дело. Вирус засел в мозгу прочно. Я понял – это МОЕ дело. По-настоящему. И перед тем, как забрать документы, я пришел к моим тогдашним мастерам и сказал: «Милые, родные, скажите мне честно – стоит ли мне пытаться поступать в приличный театральный вуз? Достоин ли я?» И они ответили: «Ты – достоин. Дерзай». Ну, а потом еще один добрый человек сообщил, что у А. И. Шейнин будет делать добор на второй курс своей мастерской в ГИТИСе. И я пришел на прослушивание. И Алексей Игоревич меня взял. Так и закрутилось…

Влияние Арлекиниады

В нынешнем варианте «Арлекиниады» (пишу «в нынешнем»,  потому что «Арлекиниада»  – спектакль живой и подвижный. Предугадать каким он будет через месяц-два-три – крайне сложно))) я играю две роли: некто Труман и Януш Корчак. Арлекин, утыканный электрическими розетками, назван Труманом весьма условно. Этот персонаж имеет очень мало общего с героем легендарного кино и назван так лишь потому, что на самых первых показах «Арлекиниады» произносил монолог из выпуска Фрэнки-шоу, посвященного этому фильму. Монолог («У каждого из вас есть свое грандиозное шоу! Так что хватит ныть! Идите и играйте!») в свое время натолкнул меня на мысль об электрических розетках, как о сценической метафоре. Так родился некий собирательный образ Артиста, который, подобно электростанции, питает энергией всех, кто смотрит и слушает его Шоу. Но стоит зрителям «отключиться», переключить канал, перестать смотреть – и вот уже Артист гибнет, поскольку сам по себе он никому не нужен. Шоу существует лишь до тех пор, пока есть Зритель…

Януш Корчак

С Янушом Корчаком история более длинная и сложная. В 2005 году волею судеб я был участником так называемого «Марша Жизни», посвященного очередной годовщине Холокоста. Дело происходило в Польше, где, собственно, и располагались в годы Второй Мировой наиболее крупные лагеря смерти – Майданек, Аушвиц –Биркенау, Треблинка… В течение пяти дней я ходил по земле, в которой исчезли около 7 млн. евреев. От 90% из них не осталось даже имени. Польша, Варшавское гетто, площадь Гданьского вокзала, Освенцим, Майданек. Этот опыт лег на дно сознания, врос в кости – он теперь всегда со мной. Тогда же, в 2005-м, я впервые услышал историю Януша Корчака и его Дома Сирот. Прошло 7 лет. Уже живя в Москве, я нахожу ВКонтакте выпуск «Фрэнки-шоу», посвященный Корчаку. Слушаю и восхищаюсь тем, как это сделано, сыграно, прожито. Но никаких мыслей сыграть самому тогда еще не возникало. Потребовался «волшебный пендель». И он не заставил себя ждать.
Осенью 2012-го, в разгар репетиций, Вадим написал в нашей внутренней группе: «Возьмите кто-нибудь Януша Корчака, сделайте этюд». И вот тут что-то в голове щелкнуло, и чей-то голос сказал: «Это – мое.  Только мое».  Потом был длинный период поиска образа и языка, которым рассказать эту историю. Главная сложность заключалась в том, чтоб сыграть этот, действительно хрестоматийный, всем известный героический сюжет так, чтоб избежать ложного пафоса, уйти от мраморности памятника, передать живой трепет событий, происходящих здесь и сейчас. Отдельный этап работы был посвящен тому, как мне, актеру Ланду А.Ю., перестать быть собой и стать Арлекином, играющим Януша Корчака. Как мой Корчак будет выглядеть, говорить, двигаться. Непосредственно в день первого показа этюда Вадим предложил мне попробовать натянуть на себя смешную, нелепую белую бороду на резинке. Я, по глупости, сначала сопротивлялся, но потом рискнул. И, взглянув на себя в зеркало, увидев себя в гриме, в круглых очках, со смешной бородой, понял:  ну, вот и ты. Здравствуй.  Процесс «сращивания» с образом продолжался еще несколько месяцев, верная голосовая интонация тоже была найдена далеко не сразу. Примерно к концу сезона, увидев фотографии с очередной «Арлекиниады», моя жена сказала: «Это уже не ты».

Эта история, как и весь наш спектакль, живая и подвижная. Работа идет нон-стоп. Я нахожу все новые детали, пробую новые нюансы, работаю над мелочами. И, в общем, не дай мне Бог дожить до момента, когда я решу: «Все. Тут больше нечего улучшать. Работа закончена». В этот день, пожалуй, самым верным шагом будет навсегда уйти из актерской профессии и начать заниматься чем-то другим.


Материал подготовил: Ди Логвинов